Ulukbek Chinaliev. Memories

Месяц тому назад произошла моя случайная встреча с директором Мемориального комплекса "Ата-Бейит" Болотбеком Абдрахмановым. Хотя в случайность я не верю, опыт прожитых лет убеждает меня в том, что многое в нашей судьбе предопределено. Продолжение нашей мимолетной встречи имело место через несколько дней и было посвящено подготовке к дате скорбного события в истории Кыргызстана, 85-летию политических репрессий.

Своему визави я подарил книги с автографами, в том числе книгу "Горсть земли берут в дорогу люди…", посвященную ссыльным в 30-х годах в Херсонскую область кыргызам, и кратко изложил о работе Посольства Кыргызстана в Украине моего периода 2012-2016 годов. Моего собеседника заинтересовал мой рассказ, о котором слышал впервые, и он просил поделится им на предстоящей конференции.

История, о которой я хочу рассказать, началась со звонка журналиста "Азаттык" из Праги Амирбека Усманова в Посольство Кыргызстана в Киеве. Журналист поделился своими впечатлениями о посещении мест проживания и захоронения раскулаченных и ссыльных кыргызов, беседах с местными жителями. У нас с Амирбеком состоялся обстоятельный разговор, впоследствии в ходе реализации масштабного проекта, я неоднократно консультировался с ним. Вскоре после нашего разговора с журналистом, в рамках очередной командировки в Бишкек состоялась моя встреча с академиком Аскаром Какеевым. И я пригласил академика и его коллег вице-президента НАН Кыргызстана Владимира Плоских, ректора КРСУ, академика Владимира Нифадьева, проректора, доктора юридических наук Лейлу Сыдыкову принять участие в круглом столе, посвященном 30-летию установления дипломатических отношений между Кыргызстаном и Украиной.

 

Накануне отъезда в Киев академик Какеев посетил семью репрессированного Арпылды Исаева, где ему поведали об одном эпизоде из жизни ссыльных кыргызов. Женщина по имени Макбура Аманова в яме нашла украинского мальчика, который был инвалидом и не мог ходить (как следовало из медицинской справки, у него был врожденный вывих нижней правой конечности), и усыновила. Она выходила мальчика, ему дали имя Джусуп и фамилию Аманов. После окончания университета он работал главным экономистом совхоза им. Тельмана Калининского района.

В своем повествовании я сошлюсь на воспоминание лауреата Государственной премии Кыргызской Республики им. Т. Сатылганова, Асанхана Джумахматова. В книге "Моей судьбы оркестр" академик пишет: "Отца арестовали в 1928 году, а в 1930 году моя мать со мной и старшим братом были высланы в Украину, везли нас в товарных вагонах - "теплушках". Потом их используют для транспортировки целых народов, репрессированных в годы войны… Весь состав был загружен "под завязку" членами семей "врагов народа" в основном из Фрунзе и западных районов республики. Мы были в пути почти месяц… И вдруг - неоглядный простор. Привезли нас на юг Украины, на знаменитое Гуляй-поле, где был расположен заповедник. Разместили в бараках. Другая партия арестованных из Киргизии размещалась на станции Каховка. Там оказались будущий профессор географии Бакас Чормонов, Сатаркул Джангарачев…В 1937 году Сатаркула и еще около трех десятков человек, якобы как ячейку "Туранской партии", арестовали и уничтожили в Херсонской тюрьме. Мы с его сыном Кемалем попали не только в один детский дом, но и в судьбу нашего поколения. 

Кемаль окончил школу в Украине, поступил там же в пединститут, прошел войну, был ранен, снова оказался на фронте. После войны уже на родине работал в сфере образования в Республиканском комитете профсоюзов работников просвещения. В 1932 году первая, почти мирная стадия жизни закончилась: нас, кыргызов, объединили и разместили в большом селе Чалбасы Скадовского района Одесской области, - продолжал свои воспоминания Асанхан Джумахматов. - Тогда же, в 1932 году, в жизни кыргызских выселенцев произошло еще одно событие, вернее, бесчеловечный акт: детей отобрали и направили в детский дом, где практиковались "передовые" методы воспитания. Дети были в прямом смысле слова оторваны от матерей, стали сиротами при живых родителях, попали в совершенно чужой мир."

Но, как считает Асанхан Джумахматович, интернат стал для него школой жизни, многому научил. Природный врожденный оптимизм позволил ему найти и сохранить себя. "Я бесконечно благодарен Украине и украинцам, только что пережившим страшный голод, за непоказную мягкость и человечность в отношении к нам, ссыльным, за все, что они сделали для нас.

И не только я… В пяти километрах от нашего интерната располагалась такая же замечательная школа. Для преподавания был выписан казахский учитель-математики Джантлесов, историю вел будущий первый кыргызский академик Бегималы Джамгерчинов. Это были не ссыльные, а приглашенные добровольцы."

Об этих эпизодах я рассказал губернатору Херсонской области Николаю Костяку, и остановился на повестке сегодняшнего дня.

Перед нашей встречей я побывал в селе Крестовка Чаплинского района и беседовал с главой сельсовета Сергеем Хильченко. Он показал мне место проживания наших соотечественников и кладбище. Ныне там пшеничное поле. В 70-е годы прошлого века колхоз проводил централизацию и отделение перемещали в центральную усадьбу. Желающим предложили перезахоронение родственников произвести за свой счет. Кладбище сравняли с землей. Вблизи от него пролегает проселочная дорога и она пересекает другую, образуя удобное место для надгробного обелиска с надписью.

- Да, печальная история, - после раздумий сказал губернатор.

- Другая часть наших соотечественников, - продолжил я, - как раннее упоминалось, была направлена в село Чалбасы Скадовского района, ныне Виноградово Цурюпинского района. Кладбище там сохранилось, но оно бесхозное, и его ждет судьба утраченного в Крестовке.

Я понимал, что проект, который мы намерены реализовать без поддержки главы области, местных властей, сельских жителей нам не осуществить. Поэтому я привел убедительные доводы: затраты, связанные с изготовлением памятников и ограды, мы используем из собственных источников, сотрудников Посольства и предпринимателя Азамата Исмаилова. Нам потребуется решение местных органов по отводу земли под ограду и памятников.

Губернатор в заключение беседы выразил одобрение по увековечиванию памяти ссыльных кыргызов и отметил: "На меня и жителей области вы можете положиться."

Миновало несколько месяцев со дня памятной встречи. Наши поездки с дипломатом Батыром Кадыркуловым, энергичным, сухощавым, настойчивым в достижении цели, образованным и предпринимателем Азаматом Исмаиловым, прошедшим суровую школу бизнеса, познавшим банкротство и взлеты, закалившие его характер, были регулярными и как правило результативными.

Кладбище в 70-х годах прошлого века было распахано под колхозные поля. Поэтому на обелиске высечены скорбные слова: "Нет у них ни надгробий, ни могил…"

Вокруг обелисков участники митингов рассыпали горсть родной земли. Она была специально привезена из Мемориального комплекса "Ата-Бейит", как частичка родины для спящих вечным сном людей. Пригоршня земли, взятой с места установленных обелисков, была передана в Кыргызстан.

На митинге в своем выступлении я сказал: "Если и остались живы наши деды и отцы, то только благодаря помощи местного населения - украинцам, русским, людям других национальностей. Сельские жители и сами жили бедно, но они понимали, как трудно начинать жить на чужой земле. Поэтому помогали как могли - добрым словом, делились кусочком хлеба. Такое не забывается никогда."

Местные жители долго не расходились, выражали сочувствие, одна из сторожил села Александра Кравченко вручила Послу Кыргызстана котомку со словами: "Я передаю вам небольшие подарки, варенье, мед, хлеб, и письмо, буду ждать ответа." Помимо традиционных подарков в котомке оказались старые фотографии кыргызских детей местного детского дома. Вскоре мы навестили Александру Кравченко в ее доме, маленькая хатенка была чисто прибрана, уют и душевное тепло исходили от хозяйки, она угостила нас чаем и перебирала в глубинах своей памяти фрагменты строительства ветряка. Ваш соотечественник, рассказывала она, дружил с моим папой и оказывал помощь в его возведении. Мы от имени Посольства вручили подарки и конверт.

Проект по увековечиванию памяти раскулаченных и ссыльных кыргызов не успел завершиться, а мои неутомимые молодые коллеги уже подготовили предложение по Черкасской области. Но это другая история.