Интервью Министра Ч.Айдарбекова новостному агентству Sputnik

У министра иностранных дел можно было бы спросить много интересного, но коронакризис наложил отпечаток и на это интервью — первая часть беседы посвящена роли дипломатов в борьбе с эпидемией. Однако удалось узнать мнение Айдарбекова и по другим не менее актуальным вопросам.

— Скажите, как планируется проводить парламентские выборы за границей в условиях пандемии? Тем более, если учесть, что на осень нам обещают очередную волну заболеваемости...

— Министерство проводит комплекс мероприятий по подготовке дипломатических представительств и консульских учреждений республики к предстоящим выборам. Согласован вопрос образования 42 избирательных участков за рубежом, также планируется утверждение двух участков в открывшихся посольствах КР в Италии и Франции.

В условиях пандемии, разумеется, будут соблюдаться все меры, необходимые для обеспечения безопасности как избирателей, так и членов избиркомов.

— Чем занимается МИД с начала пандемии? Чего удалось достичь в борьбе с COVID-19?

— В этот сложный период министерство трудится на грани своих возможностей, в усиленном режиме. Небольшая команда сотрудников центрального аппарата и дипломатов, которые находятся за рубежом, беспрерывно работают по всем направлениям, выработано четкое и эффективное взаимодействие с аппаратами президента, правительства и министерствами. Проделана колоссальная работа, рассказать обо всем и в деталях не получится — это большой массив информации. Постараюсь описать ситуацию обобщенно.

Мы столкнулись с новой задачей — необходимостью глубоко фокусироваться на специфических вопросах. В МИД появилось новое направление — медицинская дипломатия. Работники центрального аппарата и загранучреждений вынуждены помогать в закупках медицинского оборудования, лекарств, средств индивидуальной защиты. Министерство и наши посольства круглосуточно занимаются этим, мы провели много переговоров с разными странами, причем все — в режиме цейтнота: действовали, как пожарные, по факту. Кроме того, страна нуждалась в социально значимых товарах, остро стоял вопрос продовольственной безопасности. 

— Какое количество гуманитарной помощи удалось привлечь?

— Мы сфокусировали работу на обеспечении страны ПЦР-тестами и экспресс-тестами, реагентами и средствами индивидуальной защиты. Параллельно велись переговоры о привлечении гуманитарной и иной помощи в соответствии с потребностями страны.

В качестве гумпомощи поступило 73 тысячи экспресс-тестов (Китай — 64 тысячи, Япония — 2 тысячи, почетный консул КР — 500, ПРООН — 6,5 тысячи штук), а также свыше 303 тысяч ПЦР-тестов (Россия — 110 тысяч, Китай — 100 тысяч, Узбекистан — 50 тысяч, Турция — 20 тысяч, Южная Корея — 26,9 тысячи, ИБР — 30,4 тысячи, ПРООН — 6,5 тысячи).

Что касается СИЗ, то получено более 1,61 миллиона одноразовых масок, свыше 333 тысяч респираторных масок многократного использования (с фильтрами), больше 86 тысяч специальных защитных масок, около 85 тысяч защитных комбинезонов, свыше миллиона медицинских перчаток, около 8,5 тысячи литров дезинфицирующих средств (в виде антисептиков, санитайзеров и других препаратов медицинского назначения), более 364 кислородных концентраторов, около 220 аппаратов ИВЛ, свыше 3,5 миллиона шприцев. Мы искренне благодарны всем друзьям и партнерам.

— Насколько известно, немалую помощь оказала Россия...

— В соответствии с договоренностью Сооронбая Жээнбекова и Владимира Путина в Кыргызстане находилась делегация Роспотребнадзора, более того, наша страна получила 30 тысяч ПЦР-тестов для диагностики коронавируса. Буквально на днях руку помощи решили протянуть субъекты РФ — Чеченская Республика и Башкортостан. Вместе с тем 21 июля в Бишкек прибыл специальный борт Минобороны России с медиками, лекарствами и оборудованием. МЧС России также направило группу специалистов с оборудованием.

Важно отметить, что помощь, предоставленная Россией за период борьбы с COVID-19, носит безвозмездный характер. Это еще раз подчеркивает наши союзнические отношения и стратегическое партнерство.

— В первый год руководства МИД вы совершили много зарубежных поездок. Можно узнать, каковы их результаты?

— Все встречи, переговоры, визиты, форумы имеют определенную цель для каждой участвующей стороны. Любые встречи и договоренности на уровне глав государств, правительств, парламентов, ведомств являются лишь видимой частью айсберга, освещаемой в прессе, а большая часть подготовительной работы, многочисленные экспертные встречи остаются в тени. Именно в результате кропотливой работы компетентных органов заинтересованных сторон, на основе достигнутого ими компромисса и консенсуса впоследствии проводятся визиты и фиксируются итоговые договоренности.

Выстраивание двусторонних и многосторонних отношений требует комплексного подхода, одновременного учета многих явных, скрытых, специфичных, потенциально отрицательных и положительных факторов. Внешнеполитические ведомства являются важнейшей частью большой кровеносной системы международных отношений.

— Вы обсуждаете предстоящие поездки с руководством страны?

— Каждая моя командировка согласовывается с президентом и премьер-министром, а по их итогам готовится подробный отчет о проделанной работе и достигнутых результатах с выводами и предложениями.

Я уделяю особое внимание информационно-разъяснительной работе среди граждан. Возможно, именно из-за активного и полного освещения всех моих переговоров, командировок возникло ощущение, что я совершаю больше поездок, чем предшественники. Это далеко не так. Кстати, данной теме был посвящен отдельный анализ и выяснилось, что по количеству зарубежных поездок я нахожусь где-то посередине, если сравнивать с коллегами из других стран СНГ, не говоря уже о европейских и других государствах.

— Назовите три самых ценных достижения для страны в результате вашей деятельности на посту главы МИД.

— Хочу сразу сделать оговорку. По моему глубокому убеждению, внешняя политика, являясь логическим продолжением внутренней, имеет четкие ориентиры, задачи, цели, которые заранее прорабатываются и согласовываются. Внешнюю политику в Кыргызстане определяет президент. В дипломатии любой нюанс имеет значение, поэтому решения важно принимать взвешенно и продуманно.

С большим удовольствием отмечаю слаженную работу между МИД и аппаратами президента, правительства, Жогорку Кенеша. Наблюдается плотное взаимодействие со всеми государственными учреждениями. Это стало возможным благодаря профессионализму, единству, самоотдаче моих коллег.

Я изначально взял курс на повышение квалификации, уровня знаний и опыта дипломатов. Мы доработали нормативно-правовую базу, ввели четкие и прозрачные процедуры отбора кадров. Закреплена многоступенчатая, состязательная система открытого конкурса для молодых специалистов. Наблюдается повышенный интерес к системе МИД среди молодежи с блестящей подготовкой и знанием иностранных языков.

В прошлом году важным итогом нашей работы стало принятие Концепции внешней политики Кыргызской Республики, подготовка которой велась очень скрупулезно.

— Какой вы видите внешнюю политику КР в условиях краха глобализации, либерализма и экономического кризиса во всем мире?

— Вспоминается одно из произведений Харуки Мураками, где говорится примерно так: "Однажды шторм закончится, и ты не вспомнишь, как его пережил. Ты даже не будешь уверен в том, закончился ли он на самом деле. Но одна вещь бесспорна: когда ты выйдешь из шторма, больше не станешь тем человеком, который вошел в него. Потому что в этом и был весь его смысл".

Как я отметил ранее, во внешней политике мы руководствуемся государственными интересами. У каждого субъекта международных отношений своя повестка дня, задачи и цели. Соизмеряя свой потенциал и возможности, руководствуясь своими целями и задачами, а также принимая во внимание аналогичные составляющие другой стороны, мы вырабатываем подходы и последовательно реализуем соответствующие шаги. 

 

— Причиной натянутых отношений Кыргызстана и Казахстана часто является лоббирование интересов бизнеса РК на пространстве ЕАЭС. Какова стратегия КР в решении этого вопроса? Неужели нельзя договориться о разделе сфер производства и торговли?

— В первую очередь хочу подчеркнуть, что наши отношения с Казахстаном были и остаются братскими, дружественными и добрососедскими.

Как вы знаете, ЕАЭС — это рынок с населением более 183 миллионов человек, на котором должно обеспечиваться свободное передвижение товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Естественным является желание каждой страны найти и занять свою нишу в интеграционном объединении. В данном ключе добросовестная конкуренция — вполне естественный процесс, и она должна служить двигателем национальных экономик. Союз развивается, крепнет, при этом государства-члены стремятся стимулировать собственное производство.

В ЕАЭС имеется свой механизм устранения возникающих барьеров, чем Кыргызстан активно пользуется. Буквально недавно было решено сформировать оперативный комитет (рабочая группа высокого уровня) для урегулирования разногласий и решения спорных вопросов по перемещению товаров через границы стран-участниц.

— Японцы известны своей вежливостью и организованностью, немцы — пунктуальностью и педантичностью. А какие качества помогли бы заявить о себе кыргызстанцам?

— Бесспорно, наш народ имеет древнюю историю. Как сообщается во многих исторических летописях, в заметках путешественников с Востока и Запада, кыргызы отличались воинственностью, храбростью, свободолюбием, осознанием своего национального единства.

В новое и новейшее время, а также в сложный период пандемии COVID-19 кыргызский народ ярко проявил такие качества, как сплоченность, взаимовыручка, самоотверженность, добровольчество. Думаю, они и характеризуют нас лучше всего.

— Каков имидж Кыргызстана на международной арене?

— Это позитивный имидж страны, продвигающей реальную демократию, принципы правового государства, социально-экономическую, информационно-технологическую модернизацию. Причем важна сохранившаяся национальная самобытность кыргызов — наши традиции, культура, мировоззрение.

— Один опытный местный дипломат сказал, что кыргызы в совершенстве владеют другими языками, так как этому способствовал кочевой образ жизни в прошлом: кочевникам приходилось быстро адаптироваться к разным условиям. Вы согласны?

— Народ Кыргызстана очень талантлив и самобытен. А что касается владения другими языками, то не могу не согласиться с опытным дипломатом.

 

 

 

Поделиться

Facebook LinkedIn Twitter VK OK